rs

Новое на сайте

Купить игрушки в Москве
Игрушки - отличный вариант наполнения интернет-магазина. Об этом знают многие предприниматели, ведь ...
Сколько стоят виниры на зубы в Москве?
Если имеются какие-то проблемы с зубами, ни о какой успешной карьере телеведущего или другого публич...
Дресс-код для зубов
Отбеливание — процедура довольно агрессивная. Поэтому, прежде чем отправиться к дантисту, ознакомься...

Последние комментарии

Создано 03.09.2012 17:46

Пациент имеет право знать диагноз!

У девушки болит животГероиня этой статьи рассказывают о том, как неправильный диагноз повлиял на ее жизнь. Наша цель - заставить читателя задуматься: если назначенная врачом терапия неэффективна, может, мы лечим не ту болезнь?

Свету привезли на скорой помощи в дежурную больницу с острой болью внизу живота. Девушка не знала причины своих мучений - врачи из поликлиники так и не смогли установить диагноз.

Не глушите боль таблетками

Все началось накануне днем, - рассказывает Светлана. - Сначала я почувствовала тошноту, потом острую боль в желудке, которая переместилась в нижнюю часть живота. Боль была такой сильной, что, задыхаясь, я легла животом на голый пол и подползла к балкону. Когда приступ немного стих и я смогла подняться на ноги, решила немедленно воспользоваться обезболивающим. Выпила сразу две таблетки. Лекарство на основе анальгина подействовало практически сразу: вероятно, сказалось то, что я не имела привычки по любому поводу нагружать организм мед препаратами.

Надо сказать, что я всегда старалась питаться правильно. Особых проблем с желудком и кишечником практически никогда не испытывала, да и накануне никаких сомнительных продуктов не ела, поэтому и рассудила, что мое странное недомогание пройдет само. Под действием таблеток боли я не ощущала, но слабость и постоянное желание прилечь свидетельствовали о том, что организм нездоров. Мне бы немедленно обратиться в больницу... Однако человеку свойственно не обращать внимание на такие «мелочи», особенно в семнадцать лет. Часа через четыре после приступа ко мне в гости пришли две подруги. Мы как ни в чем ни бывало общались за чашкой чая, обсуждали предстоящие выходные (это была пятница). Правда, девчонки обратили внимание на мою чрезмерную бледность. Я рассказала о происшествии, мы даже пошутили по этому поводу и разошлись около девяти часов вечера. Второй приступ острой боли застал меня за мытьем посуды. К нему добавились прогрессирующая слабость, головокружение и тошнота. На этот раз таблетки не помогли. Я легла на кровать, но это практически не облегчило моих страданий.

Всю ночь я промучилась от боли, надеясь на то, что она вот-вот утихнет. В то время я жила одна в квартире без телефона, да и мобильного тоже не было - тогда таким средством связи могли похвастать единицы. А соседей беспокоить среди ночи было как-то неудобно: я все ждала, что вот-вот боль отпустит и все решится само собой. Уснуть в ту ночь мне так и не удалось... Утром я кое-как привела себя в порядок и, в буквальном смысле держась за стены домов, с трудом добрела до районной поликлиники - благо, располагалась она в пяти минутах ходьбы от моего дома. Как обычно, у кабинета терапевта толпились люди, но при виде моего залитого слезами и искаженного болью лица меня молча пропустили без очереди.

Одна голова хорошо, две - лучше, а пять - горе.

Правильный диагноз умничка-терапевт поставила практически сразу. Но чтобы исключить ошибку, послала меня к хирургам. Мучаясь от боли, я поднялась на пятый этаж больницы в хирургическое отделение. Хирурги в количестве трех человек после осмотра и краткой беседы со мной также подтвердили версию терапевта, но дабы не попасть впросак, отправили меня еще и к гинекологу. Гинеколог, женщина холерического типа со страшно серьезным выражением лица, после осмотра на гинекологическом кресле заявила, что у меня апоплексия (разрыв) правого яичника. Для меня, семнадцатилетней девчонки, измученной болью и неизвестностью, это прозвучало практически как приговор, наверное даже уреаплазмоз или аналогичная болезнь прозвучали бы не столь ужасно.

Непреклонная гинеколог своим поведением только усиливала мои страхи. Она вызвала «скорую», которая должна была отвезти меня на другой конец города (в дежурную больницу). Все мои родственники находились за несколько тысяч километров от меня. Поэтому я позвонила лучшей подруге - она жила в соседнем доме. Оля примчалась через пять минут - ее поддержка была мне жизненно необходима. Мы вместе сели в машину скорой помощи и поехали в дежурную больницу. По дороге я попросила Олю привезти мне необходимые вещи. Все это время боль не отпускала меня практически ни на секунду: я лежала на кушетке машины, а Оля сидела рядом и, держа меня за руку, развлекала как могла.

Эффект испорченного телефона

В больнице у меня сразу же взяли анализ крови. О том, что у меня в два с половиной раза больше нормы лейкоцитов в крови, мне сказали, сделав страшные глаза. Я поняла, что дело плохо. После анализа меня отправили в гинекологическое отделение - наконец-то я смогла лечь на кровать! Через некоторое время меня провели в кабинет и начали готовить к мини-операции - нужно было взять пункцию из якобы больного правого яичника. До этого я успела побывать в палате и выслушала душещипательную историю девочки - своей ровесницы. Она рассказала мне, что уже две недели находится в этом отделении и ей вроде как лечат яичники, но у нее закралось подозрение, что сами врачи толком не знают, что с ней такое... Когда меня позвали на пункцию, эта девочка со знанием дела сказала: «Огромной иглой тебе проколют яичник и возьмут жидкость. Будет больно: наркоза нет...» Так что в кабинет я шла, что называется, в кондиции. Масла в огонь подливали воспоминания о печальном опыте общения с хамовитыми гинекологами из районной больницы... В помещении нас было четверо: я, врач и две медсестры. Еще при входе в кабинет я обратила внимание на медицинскую ванночку с какой-то красной массой. «Делали аборт», - мелькнуло в голове. В результате всех этих впечатлений я просто в самый последний момент слезла с гинекологического кресла, когда трое «мучителей» в хирургических перчатках склонились надо мной. В руках одного из них действительно была огромная игла (новая знакомая не врала). Как позже выяснилось, мне могли покалечить здоровый орган.